Слово есть Дело

Слово есть Дело

caterpillarПредложение неожиданных путешествий есть урок танцев, преподанных Богом (Боконон)

Неделю назад Саша Коско, организатор моих израильских программ и тренер, предложил поменять тему мастер-класса, который я традиционно провожу перед тренингом в Тель-Авиве. Они с Ильей Домановым затеяли курс по голосу и артистизму, а я давно ничего не проводил по словесной импровизации. Поскольку это предложение легло на одну из тем этого года ("вспомнить все"), я легко согласился.

В свое время я "нашел" словесную импровизацию. Помню, когда мой товарищ навещал меня в армии во время увольнительной мы разыгрывали большие поэтические монологи с основой в шекспировском пятистопном ямбе. Потом был неожиданный экспериментальный курс в Ярославском театральном училище по соединению сцен речи и сцен движения. Мы с Сэнтом неожиданно оказались творческими консультантами. А потом — импровизационные перформансы Сулименко и Андрианова с их корнями в театре абсурда. Голосовые и актерские тренинги. И изучение работы со словом в Action Theater. Не считая того, что с письменным словом я был связан давно.

Из всех источников родился тренинг со слегка неуклюжим названием "Слово есть Дело". Уже потом я понял, что неуклюжесть, как и другие легкие несовершенства, изящно оттеняет "человеческое-как-оно-есть". А так названием я делал маленький реверанс в сторону фаустовстких вопросов у Гёте. Ну, помните: в начале было слово, в начале было дело… etc.

Возвращаясь к словесной импровизации: лет 5 я вел этот тренинг, 1-2 раза в год, пока не произошел мой поворот от большого внимания к перформансу в сторону психотерапии. Вместе со школой танцевальной импровизации ушел из активного расписания и тренинг "Слово есть Дело". Само обращение к речи как к потоку, конечно, никуда не делось — когда в двухсотый раз объясняешь одну тему на тренингах, просто необходимо импровизировать, иначе жизнь уходит.

Позавчера на мастер-классе было 40 с лишним человек. Вначале они сидели на стульях. Те, кто бывали на моих тренингах, поймут в чем тут загвоздка. Это сразу задало другую стилистику и ритмику работы, но не поменяло смысл: раскрыть порождение речи как танец, форму творчества в настоящем моменте.

Это особое переживание: чувствовать живую ткань языка, ее плотность и пульсацию; ощущать, что не только ты что-то ищешь в разнообразии "словесной руды", но что-то из пучины языка ищет тебя, охотится за тобой, неожиданно настигает тебя. В неожиданности много энергии, много высвобождения и освобождения, напоминания о свободе, которая всегда рядом. Спасибо всем, кто присутствовал, участвовал, творил.

Комментарии (5)

«Это особое переживание: чувствовать живую ткань языка, ее плотность и пульсацию; ощущать, что не только ты что-то ищешь в разнообразии «словесной руды», но что-то из пучины языка ищет тебя, охотится за тобой, неожиданно настигает тебя»

да, да и тысячу раз да. спасибо за ваши заметки, они очень синхронны, так радостно слышать, что есть и попутчики на пути

Вика,!
🙂
По такому случаю вякну в жж.

Как хорошо и вдохновляюще вдруг увидеть, что очень синхронному тебе одному человеку синхронен очень синхронный тебе — другой.
А разговоры о том, как я уже хочу тебя офлайн, поволоку к тебе в личку; кажется, накопилось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*