Руми: 4 версии

У меня не самые простые отношения с поэзией Руми. Ну, то есть некоторые переводы его вещей супергениальны, а некоторые для меня странным вкусом отдают. Обычно, если я нахожу для себя поэта, то это почти все, как в случае с Элиотом, Бродским, Мандельштамом или Тарковским. А тут редкие драгоценности. 
Я так и не понимаю в чем дело. Немного от переводов зависит, конечно.
Например (естественно по теме)), вот это странный для меня текст:

Танцуй — когда разрублен!
Танцуй — сорвав бинты!
Танцуй — когда погублен!
Танцуй — свободен ты!

Танцуй — средь шумной битвы!
Танцуй — в тиши ночной!
Танцуй — в часы молитвы!
Танцуй — любимый мой!

В нем есть сила, но интонирование плосковато.

Выясняется, что это перевод с английского:

Dance when you’re broken open.
Dance when you’ve torn the bandage off.

Dance in the middle of fighting.
Dance in your blood.
Dance when you’re perfectly free.

Struck, the dancer hears a tambourine inside her,
like a wave that crests into foam at the very top,
Begins.

Maybe you don’t hear that tambourine,
or the tree leaves clapping time.

Close the ears on your head,
that listen mostly to lies and cynical jokes.

There are other things to see, and hear
Music. Dance.
A brilliant city inside your soul.

Ну, то есть английский перевод Руми. Тексты… ммм… различаются. Наверное, подстрочник этого перевода меня бы устроил. После некоторых поисков обнаруживаем академический подстрочник:

Танцуй там, где ты «свое я» разобьешь [вдребезги], 
вату из язвы плотской страсти вырвешь.

Танцуют и кружатся посреди площади,
танцуют в крови
«своего я» мужи.

Когда избавятся они от рук «своего я», бьют в ладоши,
когда выпрыгнут из ущербности
«своего я», танцуют.

Музыканты их изнутри [них] бьют в бубны,
моря в их смятении пенятся.

Ты не видишь [этого], но для их ушей
листья на ветвях тоже хлопают в ладоши. 

Ты не видишь, как хлопают в ладоши листья,
[для этого] уши сердца нужны, а не эти уши тела.

Закрой уши головы от подшучивания и лжи,
чтобы увидеть город души сверкающей. 

отсюда

Это уже глубокий, немного путаный текст. Я не о том, что в переводе можно многое потерять (или найти другое), я скорее о том, что в самом исследовании и попытках переводов можно многое найти, но самое интересное для меня — удерживать все эти версии одновременно, обнимать вниманием, слушать большее…

А окончательно я решил написать об этом, когда услышал вот что: http://https://riptube.ru/track/628044

Комментарии (6)

Сложно себе представить себе более сложную задачу, чем перевод персидской поэзии. Этот язык настолько образный, метафоричный, многое основано на очень тонком чувственном восприятии действительности. Для понятия «любовь», например, существует множество разных слов со своими тончайшими оттенками. И объяснить их через слова и логику невозможно — можно только уловить и телом почувствовать эти нюансы. Тем более нет иностранных слов-эквивалентов. Практически всё, что мы читаем на русском, переведено не с персидского напрямую — это перевод перевода, приведённый в стихотворную форму. И смысла оригинала там почти не осталось, только отдельные общие слова. Носители языка даже не всегда могут идентифицировать свою родную поэзию в переводе и печалятся, что до иностранцев не доходит вся её красота и смысл.
А мистическая суфийская поэзия Руми — это ещё и зашифрованные философские иносказания, духовные послания, которые не всякому носителю языка понятны.
Так что нам остаётся довольствоваться её крупицами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*