intention of storytelling

intention of storytelling

Продолжая тему рассказывания историй. Мы недавно с Ниной Кунгуровой обсуждали, как в перформансе используется личный материал, когда это начинает напоминает публичную психотерапию, а когда это остается на территории art.

Мне пришло, что есть достаточно определяющее различие в намерении.
«Я хочу говорить, потому что мне важно» или » Я хочу рассказать вам историю«.
Во втором варианте больше свободы.
Для всех.

И еще немного невыносимо прекрасного:

Комментарии (20)

В Breath made visible младшая дочка говорит, что никогда невозможно было понять, где было искусство, и где личная жизнь. И видно, что она до сих пор на маму злится.

Да, свободы больше — но энергии запросто меньше, так как личностной вовлеченности может не хватать.

В «хочу рассказать вам историю» — игровое и творческое начало, в «хочу говорить поскольку важно» — сублимация и личностная вовлеченность. От первого можно отказаться или быть не особо в этом втянутым (поверхностная игра), второе же имеет гораздо больше драйва, но при этом гораздо меньше пространства для маневра, так как личная история и прочие мульки сильно определяют происходящее. В идеале хорошо что-то как раз посередине.

Как правило так и происходит. Т.е. сильное произведение — частично игра, частично — сублимация.

Имеем ввиду использование личной истории в арт-контексте, да?
Тогда у нас личная вовлеченность никуда не делась, а вот намерение рассказать историю может привнести необходимую художественную дистанцию.

Да, так и происходит, просто интересен сам процесс и возможность настроить себя оптимально на Арт-контекст.

>Имеем ввиду использование личной истории в арт-контексте, да?

Нет, не имеем. Речь идет о движущей силе. Т.е. утверждается, что настоящее творчество — это игра + сублимация. Сплав.

>Тогда у нас личная вовлеченность никуда не делась, а вот намерение рассказать историю может привнести необходимую художественную дистанцию.

Если речь идет об игре, то тут на первом месте — развлекательный/социальный/обучающий контекст, а если речь о личном содержании, то тут речь о сублимации/самоисследовании/глубокой вовлеченности/зацикленности. Если мы имеем «намерение» — это уже само по себе является «деланием», т.е. неискренностью, искусственностью, условностью.

Для художественного произведения нужен процессуальный подход, т.е. не привнесение или конструирование, а проживание (неосознанное в том числе) обеих энергия — игровой и сублимационной как единого потока.

Вот тогда ИМХО и начнется магия.

>возможность настроить себя оптимально на Арт-контекст

Думаю, ключевой момент тут — быть предельно откровенным, не бояться вывернуть себя наизнанку, но при этом не зацикливаться, сохранять ощущение происходящего (с собой!) как некого глобального и тотального процесса. Именно поэтому поэты пишут не про себя любимого и не про птичек цветочков, а про лирического героя, который суть некий сплав их личности с миром вокруг.

Ну, опять — у тебя свой контекст, а у меня иное немного имелось ввиду. Менее глобальное, более конкретное. Вариант нулевой дистанции между автором и лир.героем, нулевой, но дистанции. Это достаточно особая ситуация. Конечно, там есть игра, сублимация, баланс, но меня не это интересует.

Намерение — это не-действие, это до-действие, пред-действие, которое не может оцениваться как делание. По крайней мере, я это имею ввиду.

Поэтому я ничуть не возражаю против твоих идей, но, имхо, они слишком общи и неспецифичны для варианта, который я имею ввиду.

>Вариант нулевой дистанции между автором и лир.героем, нулевой, но дистанции.

Это типа сферического коня в вакууме/идеальной шарообразной лошади? ;))

Нет никакой дистанции между автором и лир. героем, так как последний по сути является просто проекцией автора (т.е. его психической и экзистенциальной реальности) вовне — является ли это игрой или сублимацией — не важно. И я как раз разбираю как это самое проецирование и происходит и когда это больше похоже на арт, а когда на психотерапию. ИМХО как раз по теме.

Твой подход — это моделирование. Есть «я», а есть некий конструкт «лир. герой», который модифицируется исходя из «моего» замысла. В целом мало отличается от склеивания игрушечных самолетиков. И это неплохо, но это — на мой взгляд — не творчество, а игра в чистом виде (моделирование реальности — изначально в целях обучения и предсказания — но можно это применить и для произведения эффекта).

>Намерение — это не-действие, это до-действие, пред-действие, которое не может оцениваться как делание. По крайней мере, я это имею ввиду.

Если намерение определяет характер действия (я вообще далек от идеи, что в момент действия намерение волшшебным образом исчезает — ну хотя бы потому, что действие есть продолженный, а не атомарный процесс, а значит действовать и намереваться — как ни кинь — надо одновременно), то оно фактически подпадает под те же критерии, что и само действие. Иначе получаем парадокс: «Хочем одно — делаем другое (несвязанное)».

Намерение есть по сути ментальная репитиция действия. Именно поэтому так часто (српаведливо!) подчеркивается его важность.

Итог:

1. Действие и намерениен есть часть одного процесса
2. Намерение и действие обладают одним качеством, в противном случае действие есть результат другого (порой неосознаваемого) намерения.

К чему я это? Да к тому, говорим ли мы о намерении говорить или о говорении как таковом — не так важно.

У нас какой-то опять непродуктивный способ обсуждения. Проще говоря, каждый из нас слышит самого себя. И только.

Если ты не различаешь намерения и действия — ок, я буду его различать в некоторых контекстах, потому что это помогает делать действие более ясным. Но я не буду доказывать, что это правильно, мне достаточно моего опыта и признания его ограниченности.

Конструкт лирического героя ты предложил, я обычно не пользуюсь такой терминологией, хотя и владею ей. Идея нулевой дистанции — это про парадоксальность, а не сферичность.

Наезд по поводу того что у меня только моделирование, а не творчество, и все такое оставь самому себе. И самолетики тоже. Т.е. естественно я никуда не могу деть из своего творчества следы своих знаний и ума, и это может не нравится Ии даже быть неуместным, но тогда нужно смотреть на конкретный образец.

Ты правил но говоришь про бОльшую откровенность как способ создавать арт, т.е. форму. Я собственно про это.

>Проще говоря, каждый из нас слышит самого себя. И только.

У меня не возникло такого ощущения. Просто, как мне кажется, ты немного уходишь от той темы, которую ты задал своим же постом. Ну например он не подразумевал никаких тонкостей между «действием» и «намерением», так что это ИМХО плод уже более поздних фантазий и уходов в сторону.

Вопрос как был так и остается весьма простым — каково должно быть соотношение игрового и личностного момента для того, чтобы «артовость» получившегося была максимальной.

>Если ты не различаешь намерения и действия

Прекрасно различаю. Я лишь говорю о взяимосвязанности этих вещей. Причем настолько тесной, что для них заданные нами условия (см. выше) равноприменимы.

>Конструкт лирического героя ты предложил

Разумется, но это всего лишь форма говорить о выражении внутреннего содержания вовне. А это, в свою очередь, тесно взаимосвязано с темой твоего поста

>Идея нулевой дистанции — это про парадоксальность, а не сферичность.

Сферичность и есть парадоксальность. Другое дело, насколько это применимо или находится приемущественно в рамках словествных игр. ИМХО скорее последнее.

>Наезд по поводу того что у меня только моделирование, а не творчество, и все такое оставь самому себе

Ну зачем обижаться? 😉 Это был вовсе не наезд, а констатация, что если ты конструируешь свое выражение, то это с неизбежностью есть моделирование. Т.е., в теме твоего поста — это скорее игра, которая дает массу свободы, но при этом теряет энергетический заряд и силу воздействия.

>Т.е. естественно я никуда не могу деть из своего творчества следы своих знаний и ума

Моделирование чудесно как и ум. Никто не просит их куда-то «девать». Как раз напротив. Когда я говою о сплаве, я подразумеваю как силу ума, так и силу безусловной открытости себя вовне.

>бОльшую откровенность как способ создавать арт, т.е. форму

Я как раз за этот самый сплав. За тотальную включенность и проецирования своей личностной истории (психотерапия), но при этом и игре, незацикленности, условности, фантазировании.

ИМХО именно это и дает максимальный арт эффект.

Вопрос о намерении — центральный в исходном посте. По крайней мере, такое у меня было намерение:)

Я не обижаюсь — я злюсь с азартом )

>Вопрос о намерении — центральный в исходном посте

Тогда нужно рассматривать забавные ситуации типа «хотели как лучше получилось как всегда», ну т.е. «хочу» одно, получаю совсем иное, так как, скажем, некое мое скрытое (бессознательное) намерение порождает не совсем те действия, что я замышлял — а я и не в курсе совсем и тп.

ИМХО для рассмотрения таких сложных ситуаций для начала нужно элементарно определиться с азами — ну т.е. когда действие происходит в полном согласии с намерением.

Об этом я как раз и писал.

>Я не обижаюсь

Ну не злись 🙂 Все тебя любят, все хорошо! 🙂

Ага, только важно здесь — у кого получается как обычно ?

На первом курсе института нам помнитя предлагали самолично проверить закон всемирного тяготения — расчитать ускорение свободного падения, кидая мячик с разной высоты. Разумеется, оно не было тем, что написано в учебниках. Никогда.

Однако значение было весьма близко, так что та самая ньютоновская закономерность была отчетливо видна.

Тут именно такой случай. Хотя любая конкретика сложна и многослойна, определенные принципы тем не менее могут весьма определенно работать.

И то, о чем мы говорим — т.е. фокус на личном или на игре — не исключение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*